О чтении аутентичных материалов. Как помочь не опустить руки?

Вызов

Помню, как в школе тряслись руки, сушило в горле и подступал ком к горлу, когда выходил за рамки зарубежных учебников по грамматике и школьных учебников для продвинутого уровня. Открывал какую-нить книгу на английском (коих в нашей школе было очень мало) или – когда Интернет стал более доступным (в моем 11 классе только, т.е. 2005 г.) – статьи онлайн. Пробегал глазами по первым абзацам. Закрывал. Молился всему пантеону всех богов всех религий мира, умоляя: пожалуйста, вселите в меня терпение преодолеть эту чащу из непонятных слов и добраться до смысла. Удавалось в 1% случаев.

Помню, как открыл в оригинале впервые «Портрет Дориана Грея», одну из самых блестяще написанных книг (а судил-то по переводу Марии Абкиной), и понял, что все эти odour, stirred, saddle-bags, gleam, laburnum, tremulous, burden, tussore, stretched, pallid, sullen, bourdon и проч.-проч. в первых абзацах первой главы нагнали сон: слова ни о чем не говорили, картинка упорно не рисовалась в воображении, и вообще думал: «А почему по-русски так красиво, а по-английски так непонятно?»

Помню, как боялся (вплоть до третьего курса в вузе) по собственному желанию брать английскую художественную книгу в руки и читать, потому что страх неудачи, непонимания приводили к мысли о том, как мало слов я знаю и как не могу додумывать их значение без словаря.

Помню, как злился на те же наши учебники. Почему там слова не такие, как в книгах, почему из всех синонимов выбирают самые стертые, почему учу английский с первого класса, а прочитать заметку в The Guardian или в The Daily News не могу так, чтобы понять ее душой, почувствовать слова? Все эти почему долго оставались без ответа, плюс куча другой работы, от этого – сильнейшее нежелание овладевать настоящим английским (тогда мне-школьнику казалось, что настоящий английский есть в учебниках, а все остальное не очень-то правильно). У других вроде получалось, и это печалило еще больше. Думал: неужели не способен к языкам?

Встряска

Но мне еще предстояло сильнейшее reconciliation: учебники – это минимальная основа, грамматика – это средство, а не цель (а долгое время думал обратное), широкий словарный запас – залог успеха. Дело было в неверной установке изначально.

Стряхнула шоры поездка в Штаты в 2008 г. Тогда читать особо не приходилось, работа в мотеле была с 14:00 до 00:00 ежедневно, а с утра вечно какая-то беготня и сумятица. Но тогда стало понятно, что общение – единственная законная цель языка. Общение для понимания, притом в разных формах (письменное, устное, через обучение и проч.). После возвращения читать стало как-то не так страшно, но все равно от тяги лезть за каждым третьим непонятным словом в словарь не избавился.

Следующая поездка – 2009 г. Там уже как-то было больше времени (и меньше работы), помню, прочитал какую-то книжицу Агаты Кристи, ни разу не заглянув в словарь. Это был прогресс. Но дело было не в том, что слов я знал больше, а в том, что язык как-то стал чувствоваться на уровне интуиции.

Третья поездка оказалась самой долгой, целый учебный год. И на первом же занятии по истории Америки домашнее задание: прочитать 50 страниц английского текста. Мою челюсть мы с другом вместе соскребали с земли, ведь, казалось, это нереально. Как потом оказалось, такое Д.З. было почти на каждое занятие до конца семестра (трижды в неделю). Именно потому, что не было выбора, приходилось читать. И смотреть в словарь времени не было вообще. Пришлось полностью довериться интуиции и положиться на контекст. Половины слов не знал точно. Каков был результат? И был ли? О да: на каждом занятии активно принимал участие в обсуждениях, на отлично писал все самостоятельные работы по прочитанному и получил «A» по предмету в конце семестра.

Как будто Вселенная взяла и показала мне, что я могу читать и понимать, не занимаясь словарным крохоборством. Что самое забавное, потом это срабатывало на занятиях по немецкому языку (хотя сейчас немецкий стремительно покидает мой мозг за неиспользованием; но ничего, если надо, вспомнится).

Знаю ли я сейчас, что означают все эти odour, stirred, saddle-bags, gleam, laburnum, tremulous, burden, tussore, stretched, pallid, sullen, bourdon? Треть и поныне нет. Но это неважно. Важно, что они больше не пугают и не отворачивают от чтения.

Воля

Дело не в отдельных словах. Дело во всем языковом окружении. Конечно, есть ключевые вещи, которые хочешь или не хочешь, а подглядеть в словарь надо. Иначе ускользнёт смысл. Но никогда бы не подумал, не испытай это на собственной шкуре, как реально добиться результата, если просто взять и начать делать.

Почему не мог так поступать раньше? Почему сейчас школьник не может это сделать? Потому что нет встряски. Пока не клюнет жареный петух, не захочется ударить палец о палец. Мне кажется, в школах нужно раз в неделю заставлять ребят читать аутентичные неадаптированные статьи из англоязычных газет или журналов, приучать их к тому, что не все так просто, как в учебнике. У нас такого никогда не было, итого: будучи выпускником школы, я не был готов к реальной встрече с реальным английским. Это был какой-то волапюк, ей Богу. Якобы (притянутый за ослиные уши) «хороший английский».

Но мы ленивы. Нам нужен пинок мироздания. А если без пафоса – то пинок учителя. Давайте «пинать» детей! В хорошем смысле, а?! Давать материал на неделю, чтоб его читали, проверять самостоятельной работой, хоть как-то обсуждать. В разумном смысле слова «отучать» постепенно от словаря. Встречать контекст лицом к лицу. Давайте готовить детей к тому, как пишут там за границей по их же законам. Или давать текст прямо на занятии и задания к нему – и 15 минут на чтение и ответы на вопросы. Выиграют в конечном итоге все, будет видна цель (ведь конечной целью не должен быть экзамен в школе или ЦТ).

Будет очень интересно услышать ваши мнения о том, как вы «пинаете» детей.

Спасибо за внимание.

3 комментария

Add a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

20 − = eleven